Фильм квентина тарантино «Джанго освобожденный»

Фильм квентина тарантино Джанго освобожденныйЕсли вы уже решились идти смотреть Тарантино, проведите заранее работу над ошибками – своими и чужими. Уговорит себя не искать глубоких смыслов в тарантиновской феерии – и ваши отношения с Квентином и его творчеством останутся навсегда прочными и чистыми.

Если чернокожий вчерашний раб, а ныне свободный трудящийся американского Юга Джанго (Джейми Фокс) выпускает одну за другой пули в рабовладельцев, не стоит спешить с выводами, что Тарантино переписывает историю.

Если друг Шульц (Кристофер Вальц), очаровательный охотник за бандитами, тоже кладет подряд всех обидчиков чернокожих, это еще не значит, что он стал предвестником новой демократической Америки. Это, скорее всего, свидетельство того, что любой фильм Тарантино и фильм с тарантино – большое торжество справедливости.

Еще в «Бесславных ублюдках» он нарисовал идеальную картину позорного конца фашизма. В священном огне, вспыхнувшем практически на алтаре искусства – в кинотеатре, корчатся все обидчики человечества новейшей эры. Это не новый взгляд на историю – это свободное признание свободного человека в собственных несбывшихся желаниях.

Именно так в наших детских мечтах отправлялись на тот свет все наши обидчики – в муках, в ужасе и адском огне. Тарантино фильм – весь и всегда такой. Он дитя. При всех своих немыслимых талантах и умениях, он – дитя-вундеркинд.

Фильму тарантино не нужны глубокие смысловые пласты, его не привлекают мозговые штурмы, ему чужды философские выкладки. При всей яркости красок его кино – абсолютно черно-белое, в нем нет места полутонам.

Где-то между черным и белым гнездится озорная мальчишеская бравада – то одним кадром появится Франко Неро, сыгравший когда-то Джанго в одноименном фильме Серджо Корбуччи, римейком которого, собственно, и есть «Джанго освобожденный».

То вдруг реанимируется с дозвуковых времен знаменитый эпизод ку-клукс-клановской атаки из фильма «Рождение нации» – в «Джанго» этот эпизод стал смешной пародией, достойной самой «зубоскальной» комедии.

Мы настолько привыкли искать явные и скрытые смыслы в каждом произведении искусства, что готовы опешить от одной только мысли, что их может и не быть. А вместо них – горькие слезы и звонкий смех – искренние, не затасканные наслоениями тяжелых заумных рассуждений. Только обостренное знание: «Я теперь знаю, что такое хорошо и что такое плохо. Спасибо, Квентин».

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(0 голосов, в среднем: 0 из 5)