Секрет ее успеха

Ирена КарпаПисательница, певица, журналистка, телеведущая Ирена Карпа, несмотря активную творческую жизнь, успевает быть заботливой женой и мамой. Вместе с мужем, американским финансистом Норманом Полом Генсеном, воспитывает двух дочерей. О писательской стезе, журналистике и семье Карпа рассказала журналистам.

– Ирэна, вы стали известной личностью прежде всего благодаря литературе. Вши произведения трудно впихнуть в какой-то формат или вписать в школьную программу из-за содержания и нецензурных высказываний. Однако именно такая литература приобрела популярность. Как вы нашли свой рецепт успеха?

– Мой рецепт успеха – не пытаться себя изобразить лучше, чем ты есть. Как говорят наши соседи, «я не такая, я жду трамвая». Мои герои откровенные, речь у них живая. Относительно общественных явлений, высказываюсь прямо, не умалчиваю о том, о чем «не принято» говорить. Люди видят, что их проблемы созвучны с проблемами героя, это дает им возможность не почувствовать себя одинокими, покинутыми, уродами общества, которое привыкло припудривать всю правду.

– Известна и ваша группа «Qarpa», где смешалась куча музыкальных стилей. В каком ключе видите будущее группы?

– Еще не знаю, в каком стиле будет следующий альбом. Петь то, что людей веселит, для меня в сто раз приятнее, чем исполнять лирические композиции. Вещи медитативные, тонкие, по моему мнению, лучше слушать наедине с собой или с любимым человеком. То есть, здесь я полностью согласна на бытие «студийной группой». Однако настроение разное бывает – порой хочется и интимную акустику исполнить.

– В прошлом году с группой «Qarpa» выступили на разогреве Мэрлина Мэнсона в Киеве. Ваше платье из сала поразило всех. На ее создание вас вдохновила мясное платье Леди Гаги? Кто это платье после съел?

– Платье, как и обещалось, склевали синички – зима же на улице была. А тем, что оно из сала, «постебались» сразу с трех поп-стереотипов. С «салоедства» украинцев, с обещанного конца света, от которого нас должно было спасти салоедство, ведь сало не только дает калории, но и греет, как одежда, ну и, в отличие от Леди Гаги (которо , конечно же, передавался привет), сало – вещь практичнее ее нежного карпаччо. Сохраняется дольше, стоит меньше. Четыре килограмма жаркого пошло на этот «убор».

– Особой популярностью пользуется ваша программа «Наши в Раше» на Новом канале, где хватает стеба. Не обижаются на вас герои передач?

– Адекватные – не обижаются. Мои любимые – Седокова, Бледанс, Костюшкин – даже сообщение с благодарностью за прекрасную программу прислали. Люблю, когда героя можно открыть с неожиданно глубокой стороны, или хотя бы поучиться у него жизненной мудрости. Было полно таких, кто в кадре солнышко и умница, а за кадром – хамло и жлоб. Как ни странно, они еще и оказывались не особо талантливыми. Удивило неприятно то, что куча наших экс-соотечественников, «звезды» так называемого первого эшелона, вроде Лолиты, Куценко, даже Наташи Королевой, отказались участвовать в программе. Им этот рынок «не интересен» мол.

– В каком общем ключе видите будущее украинской журналистики? Какие минусы сильнее режут вам глаз?

– Больше всего режет банальная орфографически-грамматическая безграмотность. Ну и частое незнание предмета интервью. Очень не люблю, когда задаются одни и те же вопросы. Можно же «погуглить» перед разговором, чтобы не вдаваться в банальное расспросы об одном и том же, можно хоть как-то напрячься, чтобы быть оригинальным... Это так – из эмпирического опыта, когда я «с другой стороны». А по репортерско-аналитической работе в целом, то людям часто не хватает смелости, свежести, незаангажированности мысленной. Иногда встречаюсь с первокурсниками факультета журналистики – такие все светлые, полные потенциала дети, с оригинальными идеями и драйвом. Куда они потом деваются, отчего хватаются за конъюнктуру? Остаются же немногие, для которых «свобода прессы» – не забытое словосочетания с курса «история журналистики» в вузе.

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(0 голосов, в среднем: 0 из 5)